.

10 апреля 2013

Профессиональные болезни заточника.

При заточке инструмента многие используют различные абразивные материалы. Но многие ли задавали себе простые, но важные вопросы: как профессия заточника влияет на здоровье и продолжительность жизни самого заточника? насколько она безопасна? что надо предпринять, что бы уберечь себя? На эти и многие другие вопросы ещё более ста лет назад попытался  ответить Friedrich Huldreich Erismann. Многие, из поднятых им в конце XIX века вопросы актуальны и на сегодняшний день.

Коллеги, сразу обращаю ваше внимание, что в приведенной статье используется терминология своего времени, т.е. тогда, когда она и была написана.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как правильно сказать: точить или затачивать?

Собственно говоря ниже текст самой статьи...

Из всех рабочих, занятых обработкой металлов, наибольшей опасности для здоровья подвергаются точильщики и шлифовальщики стальных изделий - ножей, ножниц вилок, штыков, шпаг, стальных перьев, иголок и т. д. Главные вредные моменты при этой работе заключаются:

  1. В большом количестве отделяющейся как от точильного камня, так и от оттачиваемых и шлифуемых предметов пыли;
  2. В согнутом вперед и затрудняющем дыхание положении туловища;
  3. В возможности простуды; 
  4. В растрескивании точильного камня и в отскакивании от него кусков.
Для точения и шлифования металлических изделий служат большею частью точильные камни из песчаника, приводимые в быстрое движение (2000 - 3000 оборотов в минуту) при помощи воды, пара и проч. Диаметр этих камней, в зависимости от величины оттачиваемых предметов, колеблется между 0,8 - 3,0 м. При некоторых работах камень постоянно смачивается водой (мокрый способ точения), при других он остается сухим (сухое точение).

В санитарном отношении сухое точение, вследствие развития пыли, опаснее мокрого, но предприниматели не любят этого способа, потому что он требует больше времени, чем сухое точение. Впрочем, при оттачивании большинства предметов применяется и тот, и другой способ: шпаги оттачиваются преимущественно сухим путем, столовые ножи главным образом на мокром камне, острые предметы (иголки и т. п.) исключительно сухим способом; более крупные вещи (косы, пилы и т. д.), наоборот, исключительно мокрым. Необходимое от времени до времени оттачивание самого шлифовального камня всегда производится сухим путем.

Много пыли развивается и при более тонкой шлифовке металлических изделий на особых досках (Pliesstscheiben), окаймленных кожей или войлоком, на который наводится какой-нибудь наждачный порошок (красная окись железа, стальной порошок, венская известь и т. п.) с маслом, а равно и при полировке этих изделий на так называемых щеточных машинах, на которых употребляется главным образом венская известь.

По Beyer’y, шлифовка и полировка сухим путем составляет приблизительно 5 — 10 % всей работы точильщиков. Развеваемое при этом количество пыли огромное: по Schu"tte, каждый точильщик, при сухом способе точения, производит в день около 3 фн. стальной пыли и около 2 фн. минеральной; по исследованиям Montz’a и Ro"pke, в Золингене, стальные изделия при шлифовке и полировке теряют 17 - 33 % своего первоначального веса, а точильный камень в 30 дюймов диаметра и 4 дм ширины, при каждодневном употреблении, в 4 недели сокращается на половину своего диаметра.

Шлифовальная пыль представляет собой смесь из более или менее мелких (от крупного порошка до тончайшей муки), большей частью весьма острых (Wegmann) металлических и минеральных частиц, с преобладанием первых; количество и качество полировальной пыли зависит от употребляемого для полировки материала.

При точении мокрым путем получается кашеобразная масса, но и здесь по воздуху разлетается много мелких частиц. Мелкая сухая шлифовальная пыль, постольку, поскольку она переходит в воздух мастерских, вдыхается рабочими и вызывает в дыхательных органах те же патологические изменения, которые вообще являются последствием проникновения туда острых и твердых пылевых частиц.

Она прежде всего раздражает слизистые оболочки дыхательного горла и бронхов и таким образом дает повод к возникновению хронических катаральных состояний этих органов; но затем пылевые частицы постепенно проникают в легочную ткань и вызывают, в большинстве случаев, то хроническое заболевание легких, которое давно уже было описано Голландом, Фохс-Фавеллем, Кнайтом и др. под названием: «одышка шлифовальщиков» (Grinder’s Asthma) и которое прежде, не без основания, отожествляли с чахоткой, потому что оно имеет с нею большое сходство и нередко действительно осложняется настоящей чахоткой. Жордан, Дезевр Гирт и др. различают две формы или, лучше сказать, два периода этой характерной профессиональной болезни.

Во многих случаях страдание начинается заболеванием гортани и больших бронхов с мучительным кашлем, сопровождающимся отхаркиванием большего количества слизистой мокроты, смешанной с пылью; сильный кашель, продолжающийся иногда много лет, вызывает эмфизему легких и расширение бронхов; грудная клетка сохраняет свою выпуклость или даже увеличивается в объеме; общее состояние здоровья и сил остается удовлетворительным, и если рабочий в этом периоде болезни прекращает свои занятия, то он может выздороветь или, по крайней мере, в значительной степени поддержать свое здоровье.

Замечено, что у тех субъектов, которые начинают работу в шлифовальных заведениях в более зрелом возрасте и не имеют предрасположения к чахотке, болезнь редко заходит дальше этого первого периода. В других случаях одышки шлифовальщиков рано обнаруживаются признаки разрушительного процесса в легких; нередко после нескольких припадков кровохаркания в мокроте появляется гной, мокрота имеет дурной запах, и в ней находятся твердые конкременты разного цвета и различной величины. Грудная клетка спадает, аппетит уменьшается, является быстро увеличивающийся упадок сил, и вскоре больной представляет все явления легочной чахотки. В этих случаях, при вскрытии, наряду с остатками плевритов (многочисленные сращения), в легких встречается множество мелких черных узелков, величиной от просяного зерна до горошины, довольно твердых и хрустящих при разрезе; химическое исследование показывает в них присутствие кремнезема, железа и известковых частиц. Кроме того, наблюдается гепатизация больших или меньших отделов легких, творожистые инфаркты в различных стадиях размягчения, увеличенные и измененные бронхиальные железы и проч.
В общем получается та же клиническая картина, как и при настоящей легочной чахотке, которою вышеописанное профессиональное заболевание легких часто осложняется.

В новейшее время было обращено внимание на особое заболевание у шлифовальщиков носа, также вызываемое производимым пылью раздражением и нередко ведущее к атрофии слизистой оболочки носа. Это состояние было найдено у 23,4 % всех исследованных Морицом и Репке шлифовальщиков в Золингене. Те же авторы в 43,5 % всех случаев нашли хронические катары гортани. В этих случаях чувствительность слизистых оболочек к раздражению пылевыми частицами оказывается до такой степени пониженной, что отложение значительных количеств пыли не вызывает никакой реакции. Атрофия же слизистой оболочки носа ведет к уменьшению фильтрующей способности ее — условие, благоприятствующее более глубокому проникновению пылевых частиц в дыхательный аппарат.

Частоте и интенсивности легочных заболеваний у шлифовальщиков содействует и положение тела их при работе. При шлифовании мелких и легких предметов, рабочий, сильно согнув вперед туловище, сидит перед точильным камнем, прижимая к нему оттачиваемый предмет руками. Таким образом, в течение всего рабочего времени, грудная клетка сдавливается, расправление легкого при вдыхании затрудняется, вентиляция легкого сокращается, и пылевые частицы, а равно и туберкулезные палочки, попавшие тем или другим путем в легкие, получают возможность прочно отлагаться в сдавленных частях их, главным образом в верхушках.

При оттачивании больших и тяжелых предметов, рабочий прижимает их к камню изо всех сил при помощи доски, в которую он упирается коленом, опираясь в то же время спиной в стену или в другую надежную подпору; о нормальном дыхании при таком положении тела не может быть речи. Частая простуда, поскольку она. является причиной острых бронхитов или воспалений легкого, также уменьшает сопротивляемость этого органа по отношению к раздражающему действию пыли. Между тем шлифовальщики легко простуживаются, с одной стороны, потому что при мокром способе они сами находятся постоянно в мокроте, с другой — потому что они часто, разгоряченные от тяжелой работы и легко одетые, выходят на холодный воздух из сильно натопленных мастерских.

Статистика показывает, что санитарное состояние рабочих на точильных и шлифовальных заведениях очень неудовлетворительно. Уже Кнайт показал, что в английск. шлифовальных округах (Шеффильд, Дербишир и т. д.) с лишком 69 % всех шлифовальщиков страдают болезнями дыхательных органов вообще и вышеописанной «одышкой» в частности, тогда как среди остальных рабочих грудные болезни наблюдаются лишь у 22 %.

Ожидаемая продолжительность жизни рабочих, заостряющих иглы, в возрасте 20 лет равняется всего 11 годам, в возрасте 30-ти лет - 7 годам, в 40 лет - 3 годам, тогда как для населения Англии вообще вероятная продолжительность жизни в соответственных возрастах равняется 35, 30 и 25 годам; жизнь точильщика, следовательно, в сравнении с остальным населением, сокращается на 20 - 25 лет! Такие же данные находятся у Holland’a и у Fox Fra"аnkel’я: точильщики вилок, ножниц, карманных ножей и т. д. в Дербишире умирают большею частью, не достигши 35-летнего возраста, и лишь точильщики кос, пил и т. п. крупных предметов, работа которых производится мокрым способом, доживают до более зрелого возраста.

К тем же результатам пришел и Ольдендорф на основании специальных исследований, произведенных им в 8 селениях округа Золинген в Германии. При сравнении точильщиков с остальными рабочими, занятыми обработкой металлических изделий, и с прочим мужским населением данной местности, оказалось, что в этих трех группах, среди умерших старше 20-ти лет, процент умерших в возрасте 20 - 40 лет составляет: у точильщиков 58,5, у остальных рабочих 36,7, в мужском населении вообще 27,6; Процент же умерших после 60 лет равняется: у первых — 6,2, у вторых — 25,0, у третьих 41,4. Отношение живущих в возрасте 20 — 50 лет к живущим старших возрастов среди мужского населения, по Ольдендорфу, определяется: в Прирейнской провинции Пруссии в 1 : 0,38; в исследован-ных Ольдендорфом 8 селениях, за исключением рабочих, обрабатывающих металлические изделия, в 1 : 0,36; у обрабатывающих металлические изделия в 1 : 0,18; у точильщиков в 1 : 0,07.

В этих цифровых данных несомненно отражается пагубное влияние профессиональных занятий точильщиков на продолжительность их жизни. По исследованиям того же Oldendorff’a, среди точильщиков очень велика смертность от чахотки, из 1000 человек в возрасте старше 20 лет от этой болезни умирает в течение года: точильщиков 28,8; остальных рабочих, обрабатывающих металлические изделия, 16,3, прочего мужского населения 9,0. А из каждых 100 случаев смерти среди мужчин старше 20 лет падает на чахотку: среди точильщиков 77,4, среди остальных рабочих, обрабатывающих металлические изделия, 58,8; среди прочего мужского населения 8 селений 46,0, среди мужского населения Пруссии вообще 25,2. В числе 895 точильщиков, исследованных Ольдендорфом, было 541 чел. (60,4 %), которых он мог назвать здоровыми, остальные 354 человека (39,6 %) страдали преимущественно (73,2 %) болезнями грудных органов и ревматизмом (21,5 %). Крепкое телосложение Ольдендорф нашел лишь у 0,2 % исследованных им точильщиков, хорошее у 13,6 %, среднее у 49,7 % и слабое у 36,5 %.

Влиянию наследственности на частоту легочных заболеваний у точильщиков Ольдендорф не приписывает особенного значения, хотя у 45 % из вошедших в его статистику точильщиков родители, братья или сестры умерли от чахотки; он ссылается на то, что погибающие от чахотки точильщики умирают большею частью в сравнительно зрелом возрасте, тогда как наследственная чахотка ведет обыкновенно к смерти в более юных годах; дети, следовательно, приобретают чахотку так же, как приобрели ее родители, под влиянием своих профессиональных занятий. Это влияние сказывается и в том, что уже через несколько лет после начала занятий половина всех случаев заболевания среди точильщиков приходится на страдания дыхательных органов.

Весьма ясно сказывается на состоянии здоровья точильщиков и продолжительность занятий ремеслом. Процентное число здоровых людей среди точильщиков:

  • работавших не более 5 лет - 90 %;
  • работавших от 5 до 10 лет  - 78 %;
  • от 10 до 20 лет - 56 %; 
  • от 20 до 30 лет - 48 %; 
  • более 30 лет - 37,5 %.
Влияние способа производства обнаруживается в следующих цифрах:

  • из 100 точильщиков столовых ножей, работающих преимущественно мокрым путем, страдают 22;
  • из 100 же точильщиков вилок, работающих главным образом сухим путем - 27,5. 
Средняя продолжительность жизни точильщиков в Золингене равняется 42 годам, в остальном мужском населении округа 54,4 годам; работающие мокрым путем, в общем среднем, живут на 3 - 4 года дольше работающих сухим путем.

Вероятная продолжительность жизни по Oldendorff’y, следующая:

  В возрасте:     У точильщиков     У мужского населения 
округа Золинген
  У мужского населения  
  Прирейнской провинции  
20 лет 22,83 лет 31,10 лет 35,36 лет.
>25 >20,42 >28,78 33,15
>30 >18,33 >26,43 30,29
>35 >16,52 >23,73 27,16
>40 >14,55 >21,11 23,99
>45 >12,95 >18,42 20,90
>50 >11,74 >15,95 17,91
>55 >9,62 >13,54 15,10
>60 >7,88 >11,25 12,39
>65 > ---- >9,12 10,08
Данные Ольдендорфа были, в общем, подтверждены новейшими исследованиями Moritz’a и Ro"pke, а равно и отчетами германских фабричных инспекторов. В настоящее время, как и 30 лет тому назад, старики среди точильщиков и шлифовальщиков составляют редкое явление. В точильных округах Германии точильщики по возрастам распределяются следующим образом: в возрасте 14 - 20 лет находятся 28,3 %, этих рабочих, в возрасте 21 - 30 лет - 39,6 % 31 -35 лет - 13,4 %, 36 - 40 лет - 7,3 %, свыше 40 лет - 11,5 %.

Почти все точильщики начинают свою профессиональную деятельность с 14 лет. Из 1250 точильщиков, на которых распространялось исследование вышеназванных авторов, 351 точили на сухом камне, 899 - на мокром. Среди точильщиков вилок не было ни одного старше 45 лет, среди точильщиков шпаг не было рабочих старше 50 лет. Вполне здоровых было лишь 16 %, более или менее больных 84 %. Среди рабочих, старше 45 л., не было ни одного вполне здорового. Из 100 умирающих в возрасте свыше 14 л. мужчин умирает от чахотки: среди точильщиков 72,5 %, среди остального мужского населения 35,3 %.

Страдающие болезнями дыхательных органов точильщики, в большинстве случаев, чахоточны, но все же туберкулез представляется для них случайным заболеванием, так как непосредственно условия работы ведут только к воспалительным и разрушительным процессам в гортани и в легких; но эти процессы создают благоприятные условия для восприятия и дальнейшего развития туберкулезных палочек, которому, кроме того, благоприятствуют:

  1. Наследственное предрасположение;
  2. Совместная жизнь с чахоточными членами семьи или другими рабочими, заболевшими туберкулезом. 
Развитию чахотки также содействует алкоголизм среди этих рабочих, вызванный, отчасти, условиями работы (постоянная сухость слизистых оболочек рта, горла и пр.) и традиционным неправильным образом жизни точильщиков. О состоянии здоровья точильщиков в русском Шеффильде  (с. Павлове Нижегородской губ.) мы, к сожалению, не нашли статистических данных, но и здесь, по-видимому, получается та же картина, как в точильных заведениях за границей.
"Известный способ очистки стальных изделий, - читаем мы в одной брошюре о с. Павлове, - производящийся во многих мастерских на камнях, в особенности убийствен для здоровья вследствие отделяющейся от камня мелкой пыли, постоянно вдыхаемой мастеровыми. Занимающиеся этим производством редко доживают за 45 лет. Хотя есть средство предотвратить вредные последствия этой работы, и именно, чтобы камень при действии был постоянно в воде, но этому, к сожалению, следуют весьма немногие, в особенности потому, что таким образом работа идет медленнее и что способ этот требует особого устройства. Чахотка составляет господствующую болезнь в Павлове… Недолголетие павловцев нужно приписать еще и тому, что, дорожа, для обеспечения себе средств существования, всякой помогой, они не избавляют от тяжелого труда и детей, как только мальчик достигает 8 или 9-летнего возраста, когда физические силы его требуют еще укрепления легким и не тяжеломерным трудом. Не только мужчины, но даже и женщины, начиная с того же возраста, как и мальчики, разделяют с старшими их труд".
Меры предупреждения сводятся, с одной стороны, к недопущению развития пыли или перехода ее в мастерские и к защите дыхательных органов рабочих, а с другой - к упорядочению условий жизни этих рабочих. Для защиты себя от носящейся в окружающем воздухе пыли, рабочие издавна инстинктивно обвязывают себе рот платком, пучком пакли и т. п. Взамен этого первобытного приспособления предлагались различные маски или респираторы, закрывающие в одно и то же время нос и рот, причем, в качестве фильтрующего материала, употребляли сначала губки, затем различные пористые ткани или частые металлические сетки; в некоторых респираторах фильтрующее вещество смачивается водой.

В общем, рабочие пользуются этими приспособлениями неохотно, потому что обыкновенно они чересчур затрудняют дыхание и сильно нагревают лицо; кроме того, не все предложенные изобретателями респираторы легко доступны для чистки. Правда, в новейшее время изготовляются более усовершенствованные аппараты этого рода, весьма легкие, не представляющие заметного препятствия для дыхания и дающие даже возможность, находясь в мастерской, дышать наружным воздухом. Но и эти приборы, по-видимому, пока не получили широкого распространения. До известной степени нос представляет собой фильтрующий воздух и задерживающий пыль прибор, а потому рабочим, вынужденным заниматься в пыльной атмосфере, а, следовательно, и точильщикам, следует настоятельно советовать дышать во время работы исключительно носом.

Более целесообразными и действительными должны быть признаны все те меры, которые препятствуют образованию пыли или перехода ее в воздух мастерских. Сюда относится, прежде всего,  мокрым способом, которое поэтому следует применять повсюду, где только техника производства это допускает; выше приведенные статистические данные показывают, что этим путем значительно улучшается санитарное состояние рабочих. Не менее важное значение имеет правильное устройство вентиляции задача которой, однако, здесь заключается не столько в удалении испорченного воздуха из мастерских, сколько в устранении пылевых частиц раньше перехода их в мастерскую.

Для этого точильные камни и шлифовальные доски, на которых работа производится сухим путем, заключаются в чехлы из дерева или листового железа, имеющие на обращенной к рабочему стороне лишь небольшое отверстие для прикладывания оттачиваемого или шлифуемого предмета, а внизу переходящие в отводную трубу, через которую образующаяся пыль удаляется при помощи вентилятора (так назыв. «эксгаустера»). Как чехлы, так и отводные трубы должны быть вполне плотны и не пропускать пыли; трубы должны быть проложены под полом и без крутых углов или значительных изменений в диаметре; им следует придавать равномерный уклон но направлению к вентилятору.

Таким образом пыль отводится с самого места происхождения ее за пределы мастерских, где она собирается в особом помещении или выводится наружу, если это возможно без ущерба для соседей. Не в малой мере доброкачественность воздуха в мастерских зависит и от опрятного содержания последних, и потому точильщики должны заботиться о том, чтобы на рабочих местах, около камней, шлифовальных досок и т. д. не накоплялась пыль, а полы и стены следует основательно вытирать мокрыми тряпками по крайней мере 2 раза в неделю. Полы должны быть совершенно плотны и гладки; высота мастерских не должна быть меньше 3,5 м, и воздушный куб, приходящийся на 1 рабочего, не может быть меньше 20 кб. м (2 кб. саж.); оконные рамы должны быть створчаты и вообще приспособлены так, чтобы во всякое время в широких размерах можно было пользоваться услугами естественной вентиляции.

Так как прежде всего заболевают те точильщики и шлифовальщики, организм которых от природы слабее и податливее, то как родители, так и хозяева точильных заведений обязаны обращать внимание на то, чтобы в ученики по этому ремеслу поступали только здоровые и крепкие молодые люди и чтобы за точильное дело не брались мальчики, происходящие из чахоточных семей или страдающие заболеваниями лимфатических желез, хроническим катаром носа, или склонные к бронхитам и к ревматизму. В сомнительных случаях необходимо выслушать мнение врача.

Весьма важно, чтобы ученики приучались к возможно прямому сидению за точильным камнем или за шлифовальной доской. От времени до времени следует расправлять спину и делать глубокие дыхательные движения.  При мокрым способом рабочий должен защищаться от сырости и промокания подходящей одеждой. Для поддержания чистоты тела на точильных заведениях должны быть устроены бани или по крайней мере души. Еда в мастерских не должна допускаться, и рабочим следует отвести особые столовые. Рабочим, в интересах их здоровья, должно рекомендовать крайнюю умеренность в употреблении спиртных напитков и вообще правильный образ жизни.

Но одной из главных мер для предохранения точильщиков и шлифовальщиков от вредных последствий их профессионального труда следует признать возможное сокращение рабочего дня. Эта мера, которая может быть достигнута или частным соглашением между предпринимателем и рабочими, или законодательным путем (последнему должно отдать предпочтение), здесь особенно необходима, потому что, несмотря на все меры предосторожности, ремесло точильщиков все же остается довольно опасным для здоровья, даже там, где производится не ручным способом, а при помощи машин (заострение иголок). Все же, конечно, замена ручного машинным остается не без хорошего влияния на здоровье рабочих.

Доказательством этого служат статистические данные, добытые Гиртом на некоторых игольных фабриках в Ахене и пр., на которых болезни дыхательных органов у рабочих встречаются далеко не так часто, как их наблюдали английск. авторы в Шаффильде и Дербишире, и где средняя продолжительность жизни точильщиков, по вычислениям Гирта (правда, из весьма ограниченного материала), равняется 50 годам. Не следует забывать, что «одышка точильщиков», по крайней мере в первых стадиях и пока к ней не присоединился туберкулез — болезнь излечимая, если только рабочий своевременно оставляет работу в точильной мастерской на продолжительный срок или прощается с ней навсегда. К сожалению, эта радикальная мера недоступна для большинства точильщиков...


В статье приведен полный текст труда Ф. Ф. Эрисмана. "Точение и шлифование металлов. Точильщики, шлифовщики".

Фото: в заголовке -   Фабрика Нойштадт-Эберсвальде (Карл Блехен), остальное - интернет.

Литература: Eulenberg. «Handbuch der Gewerbehygiene» (1876); Hirt, «Die Krankheiten der Arbeiter» (I отд., l ч., 1871); Oldendorff, «Der Einfluss der Bescha"ftigung auf die Lebensdauer des Menschen» (1878); Merkel, «Gewerbekrankheiten» (Pettenkofer u. Ziemssen, «Handbuch der Hygiene», ? т., 4 отд., 1882); Лайе, «Профессиональная гигиена» (перев. Святловского, 1888); Wegmann, «Der Staub in den Gewerben etc.» («Archiv fu"r Hygiene», XXI т., 1894); Sommerfeld, «Handbuch der Gewerbekrankheiten» (1898); Moritz und Ro"pke, «Ueber die Gesundheitsverha"ltnisse der Metallschleifer im Kreise Solingen» («Zeitschrift fu"r Hygiene», XXXI т., 1899); «Павлово и Ворсьма, села Нижегородской губ.» (1864).

Friedrich Huldreich Erismann родился 24 ноября 1842 года в Швейцарии. С семи лет проживал в России, где стал известен под именем Фёдор Фёдорович Эрисма? Русско-швейцарский врач-гигиенист, создатель основополагающих принципов общественной гигиены и социально-гигиенического направления медицины, пионер гигиены в России. Умер 13 ноября 1915 года в Цюрихе.


Flag Counter

1 коммент.:

  1. Анонимный15/4/13 22:32

    Отличная статья!
    Очень полезная информация, особенно для кустарей-одиночек.

    ОтветитьУдалить

Авторизация через Google, Gmail, LiveJournal, WordPress, OpenID и т.д. Запрещены ссылки на другие сайты. Комментарии премодерируются, их появление может занять некоторое время.